Not the Time for Dragons

Объявление



три месяца от р.п. - Армия тьмы должна взять себя в руки, любой, кто этого не сделает, будет разжалован, опозорен и обвинен во всех бедах. Я все сказал

пятьдесят дней от р.п. - Администрация переживает новый год, подсчитываем потери, дарим друг другу и вам подарки. Все еще раз с наступившим. Если увидите Деда Мороза, скажите, что его поста ждет достопочтенный Дарт

все еще месяц от р.п. - Чудно... славно

месяц от р.п. - На форуме появилась тема, содержащая некоторую информацию о новом состоянии мира. Был изменен дизайн и введены приключения. Подробности в блоге

первый день зимы - Немного новой информации в блоге. В одной из арок началась игра, прибыли главные герои: Натсу и Люси, а Альварез тем временем кажется необитаемым

семь дней от р.п. - Были внесены изменения в список ролей

пять дней от р.п. - Эмпирическим методом мы выяснили, что никак не связаны с проектом Fairy Tail: No Time for Dragons, а также обнаружили двадцать одного дракона в сюжете

xx.11.2015 - Not the Time for Dragons


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Not the Time for Dragons » Сюжетные эпизоды » [Phantoms of the Past] Best Rivals


[Phantoms of the Past] Best Rivals

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://vignette3.wikia.nocookie.net/fairytail/images/f/f3/Phantom_Lord_Banner.png/revision/latest?cb=20130930162328♫ Muse – Sunburn ♫Best Rivals

Сюжетная арка:Phantom of the PastКраткое описание:Хвост Феи – не та гильдия, которую нужно просить дважды о том, чтобы они ввязались в хорошую драку. Не доводя дело до совета, властей и вообще каких-либо сторонних лиц, гильдия, почти полным составом, выдвинулась в соседний город, Оак, чтобы учинить самосуд с соблюдением всех традиций безбашенныъ фей.

Действующие лица:Natsu Dragneel, Lucy Heartfilia, Game MasterУсловия:Сражение двух гильдий в самом разгаре, холл и почти весь первый этаж здания превратились в поле боя и теперь походили на какие-то руины. Тут и там вспыхивали столбы света, но ни одна из сторон пока не планировала сдаваться. И все было бы отлично, но одного, самого буйного, такие расклады не устраивали, и он, волоча за собой новую напарницу, не желая оставлять ее одну на поле боя, решил прорваться вперед. Буквально протаранив своей огненной головушкой пару-тройку стен, Натсу, а "следом" за ним и Люси, оказался в той части здания, в которой бои еще не велись. Но их решительное наступление тут же остановили выросшие из-под земли железные столбы, сопровождающиеся довольно гадким смехом...

+2

2

Всё произошло быстро.
Ни в одной из прочитанных ею книг не было написано, насколько быстро вспыхивают войны между гильдиями. Нигде не было написано и то, как эту войну можно погасить. Зато схлестнувшиеся в бою волшебники, похоже, выход видели ясно, но только один.
Люси и сама понимала, что ответ на эту загадку лежит на поверхности, вернее, пока стоит: вот они, члены гильдии «Призрачный владыка», сражаются с её товарищами. Предсказать успех разрешения этой проблемы, правда, пока не представлялось возможным, по крайней мере, на данный момент — блондинка своими глазами видела, как Макао получил мощный удар в живот от обезьяноподобного противника, ещё несколько согильдийцев пока держались наравне со своими противниками. Не долго думая, девушка схватилась за рукоять верной «Звёздной реки», чтобы подменить Макао, пока тот не пришёл в себя, заодно и дать себе самой понять: не время бездействовать. «Почему я это делаю?» Закрыв на миг глаза, волшебница почувствовала, как из рукояти кнута полилась энергия, словно разливаясь рекой. Взмах руки — и примат, по недоразумению родившийся именно человеком, передумал направляться к павшему от его лапищ противнику, повернувшись к хрупкой девушке, хлыст в руках которой только что заставил этого гамадрила пошатнуться. «Почему это делают остальные? Почему мы напали в ответ?» Правая рука сжала хлыст покрепче, отчего татуировка на её поверхности засияла из-за голубых отблесков волшебства. «Я так боюсь сражаться. Я так этого не хочу.» Увидев, что блондинка замерла на месте, враг решил атаковать первым, бросившись на неё, очевидно, приняв решение обойтись голыми руками, а не волшебством. Люси почувствовала, как ужас и страх внутри неё пытаются найти выход, будь то дрожь в ногах, руках, или сердцебиение, ускоренное в неизвестное количество раз. Подавив крик и желание сдаться, она направила хлыст в сторону ещё не разрушенной колонны и, разбежавшись, увернулась от тяжёлого кулака гориллоподобного, оказываясь у него за спиной. Звон ключей из её сумки, может, и не был услышан всеми остальными, но Заклинатель Духов слышала и, казалось, чувствовала каждое движение ключей на связке. Это её успокоило, а краткая победа над неповоротливым врагом прибавила уверенности. «Всё верно: я здесь для того, чтобы мои друзья и я вновь жили мирно. Они напали на нас, напали на наш дом» — взмах хлыста, затем ещё один, ещё и ещё — «Меня приняли в гильдию, и я теперь не одна. Если я потеряю гильдию, я умру. У них не получится ничего из этого!»
Впрочем, в этот момент у её противника возникли другие планы касаемо их поединка и тот, поймав её хлыст, отправил волшебницу в ещё один кратковременный полёт, снова по направлении колонны, только теперь уже знакомя её спину с холодным камнем. Удар выбил из груди девушки воздух и, упав, она тяжело закашляла, на миг поддавшись биологически-панической потребности почувствовать воздух сейчас же. Хартфилия едва успела отскочить в сторону от понёсшегося на таран противника, прикрыв глаза рукоятью кнута от полетевшей во все стороны каменной крошки. Дыхание ещё не восстановилось, но ей вновь пришлось уклоняться, чтобы не стать бывшим мастером гильдии живых. Краем глаза она увидела Макао, который пытался подняться, видимо, уже из последних сил. «Значит, мне нужно самой разобраться с ним» — прыгнув на более-менее ровный участок земли, она остановила поток энергии «Звёздной реки» и потянулась к сумке на её бедре, безошибочно снимая со связки ключ в виде секиры, а затем подняла его в воздух уверенным движением руки:
— Златого Быка же откройтеаа-а-а-а-а! — хм, не лучший её призыв, но что поделать, когда ты видишь, что противник оказался сметённым в сторону за секунду до завершения вызова? Да и причина такой резкой смены положения оказалась очевидна (хоть для нокаутированного противника и незавидна), и прямо сейчас эта самая причина протянула к ней руку, помогая подняться. Люси не смогла не улыбнуться, поймав взгляд напарника на себе:
— Я в порядке, но ты меня напугал, Натсу. Но откуда ты здесь?
Ответа Люси, если честно, не услышала, зато следующие несколько мгновений она будет прокручивать в своей голове до конца своих дней (хотя бы потому, что она не умерла прямо там же). «Я знала, что у него тяжёлая голова, но настолько?!» — когда смесь огня, дыма и каменной пыли немного улеглась, волшебница увидела, что они оказались в соседнем зале, и, кажется, ненароком пришибли и своих, и чужих. Заклинательница Духов уже было открыла рот, чтобы выказать ему своё возмущение, но Огненный Убийца драконов лишь крепче сжал её за руку, двигаясь вперёд, и Люси только и оставалось, что покрепче сжимать ключ и кнут, зажатые в её ладонях, да бесстыдно визжать от переизбытка чувств. Попробуй смолчи, когда ты и твой товарищ идёте на таран кирпичной стены, да не одной!
— Натсу-у-у-у-у!!— вот, пожалуй, и всё, что можно было выжать из неё в данной ситуации. Когда же они наконец остановились, девушка не сразу смогла перевести дух от запоздалого испуга. «Во имя Короля Духов, я жива?!» — Люси наскоро ощупала себя, скорее, для психического равновесия, нежели на самом деле проверяя своё физическое состояние. — Натсу, неужели нельзя ходить через двери?!— возмутилась она и замолчала, вспоминая то, что видела своими глазами: дерущиеся не на жизнь, но на смерть волшебники, которым нужна была помощь. Их помощь. Пожалуй, ученик Игнила принял единственно верное решение, решив пойти напрямик. — Ты мог покалечиться,— не лучшее завершение фразы, но повисшую паузу терпеть было ещё сложнее. Чтобы выйти из положения, Люси поднялась и осмотрелась.
Бои в этой части здания не велись, это было заметно сразу. Скорее, это было какое-то подобие технического помещения: на стене справа от них были трубы, вокруг были раскиданы ящики с неизвестным содержимым. Но комната была достаточно большой, а потому просто за кладовую сойти никак не смогла, и волшебница встала наизготовку, готовая сражаться. Интуиция подсказывала, что сражаться придётся, и очень скоро; разум подтверждал опасения, ведь такого шума, который они создали, мог не услышать только глухой.
Они прошли немного вперёд, оба сосредоточенные, но появление железных столбов прямо под своими ногами Люси точно не ожидала. Она позвала друга по имени, боясь, что они могут разделиться, а потому старалась держаться ближе к Натсу, но земля, разверзшаяся под ногами из-за количества железных столбов, растущих с невероятной скоростью, упрямо отказывалась приближать её к товарищу, разделив их примерно на два метра. Не удержав равновесия, волшебница упала на одно колено, озираясь в поисках причины такой внезапной атаки на них, когда услышала смех, а затем и тёмную фигуру неподалёку от себя. «Откуда взялся?» Хартфилия даже не успела рассмотреть нового противника поближе, единственной её заботой было держаться поближе к Драгнилу, что она и попыталась сделать.
А смех всё продолжал звучать в её голове, треща, словно ведро с болтами: шумно, не стесняясь гула и уверенности в своих силах. «Мотай на ус, Люська: очевидно, так звучат твои проблемы.»

Отредактировано Lucy (09.12.2015 20:41)

+2

3

Всепоглощающее пламя мгновенно окутало крепкий кулак, что уже направлялся по направлению вражьей мины. Противник, пускай и заметил, что сейчас не досчитается пары-тройки зубов, ничего с этим, увы, поделать не мог. Скорость пылающего Саламандры, как и его сила, были на редкость подавляющими. Звук ломающихся костей, безвольный крик, и вот уже десятый по счёту оппонент летит навстречу стене, намереваясь пробить ту своим безвольных тельцем.

- Ну, кто на меня?! – Взревел розоволосый парнишка, оглядывая толпу потенциальных смертников. В глазах его бушевало неистовое пламя, раздуваемое диким и необузданным гневом. Зря они решили пойти против Фэйри тейл. Зря навредили его друзьям. Своими глупыми, недальновидными действиями, мерзавцы в буквальном смысле натравили на себя чудовище под названием Саламандра. И уж он постарается, чтобы от их гильдии осталась лишь горстка пепла.

По сторонам то и дело мелькали вспышки света, а в ушах стоял оглушительный ор. Мстительные Феи – казалось бы, что может быть страшнее? Они терпели слишком долго, и пришла пора вернуть должок. Посему, на лицах невольных «судей» читалась лишь злоба и злость, что пришли на смену лучезарным улыбкам и исконному добродушию данной гильдии.

Да уж. В чём в чём, а уж в разрушениях им не было равных. Мало-помалу, изначально довольно-таки крепкое здание начинало вовсю трещать по швам. Ещё чуть-чуть, глядишь, и вовсе развалится. Но всем было наплевать. По крайней мере, феям. Члены Фантома же, хоть и старались хоть как-то обороняться, раз за разом терпели сокрушительное поражение.

Разъярённый Натсу скашивал их ряды, словно пшеницу серпом. И ему было мало. Опьянённый сладострастной местью, Драгнил перестал замечать кого-либо, кроме собственных врагов. Огонь, источаемый всем его телом, постепенно становился всё жарче, опаляя стены и пол. То же касалось и взрывов, возникающих от сокрушительных ударов Убийцы Драконов. И, рано или поздно, он бы ненароком задел одного из своих, если бы не знакомый голос, в буквальном смысле отрезвивший разбушевавшегося Натсу.

Недолго думая, он рванул прямиком к своей новоиспечённой напарнице, попутно разметая по сторонам толпы врагов. Мощнейший удар, и дурно-пахнущей гориллы и след простыл. А сам парнишка, кинувшись к Люси и протягивая ей руку, быстренько оглядел блондинку с ног до головы.

- Вроде не ранена... – Сделав подобное умозаключение, Саламандр невольно улыбнулся, - Рад, что с тобой всё хорошо. А теперь, держись. – С этими словами, он по хозяйски обхватил Люси за талию, крепко сжимая одну из рук и вдохнув полной грудью, рванул прямиком в одну из стен, пробивая оную головой. Точнее, сразу несколько.

Совершенно не замечая крика напарницы, но явно заботясь о её сохранности, Драгнил в конце концов остановился, стряхивая с плечь осевшую пыль.

- Не бойся, Люси. Здесь ты будешь в относительной безопасности! – Небрежно кинул он в сторону ошарашенной девушки с лучезарной улыбкой во все 32, - Правда, сейчас тебе надо будет спрятаться куда-нибудь, хорошо?

Впрочем, спрятаться Заклинательнице Духов так и не удалось. Из, казалось бы, неоткуда возникли многочисленные стальные колья, на пару мгновений, разлучивших неразлучную парочку. Следом за столь наглой атакой последовал неприятный смех.

- Выходи, ублюдок! Я знаю, что ты здесь. От тебя разит как от помойки!

Отредактировано Natsu Dragneel (18.12.2015 16:06)

+2

4

Мишель нельзя было отнести к явным фанатам Призрачных Лордов. При выборе в гильдию она колебалась между ними и Хвостом, второй известной гильдией, но те имели привычку встревать в различные приключения. Да и ходили всегда толпой. А толпу Мишель не любила. У нее не было умения держаться в ее центре, а толпа, в которой она не в центре, ее особо не привлекала. Хотя она слышала, что некоторые Феи обходили эту проблему, просто беря долгие задания, но это тоже не годилось для заклинательницы земли. Единственная польза в гильдии для нее была только в хоть каком-то источнике заработка, и Фантомы легко удовлетворяли ее потребности.
Но этот день был каким-то из ряда вон выходящим. Бой в гильдии шумел на весь город. Кажется, ее собратья опять что-то сделали гильдии из Магнолии, а, значит, разборок не избежать. Хвост Феи никогда не надо просить вступить в бой дважды. Шумные, яростные, сверкающие и бравые, мечта инфантильных мальчишек и девчонок, однако у Мишель было свое мнение. Хвост она не любила. Хвост она ненавидела. Ненавидела, впрочем, как и все, где было веселее, чем в ее жизни.
Ей не повезло оказаться почти в эпицентре. Не повезло в самом ужасном значении этого слова. Шумно и яростно фырча, Мишель, нахмурившись, созерцала своих согильдейцев, которые заряжались пылом боя от Фей. Некоторые, замечавшие ее, боязливо косились и обходили стороной. О ней мало кто что знал, второй явный плюс у Лордов – они не назойливые и не докучливые. Но если ей хватило лишь одного собеседования с мастером Жозе, чтобы подняться так высоко, то явно ее магическая сила была велика. Ну или у нее было что-то такое, что поразило колдуна. Особенности и причины никто не хотел узнавать, равно как и вдаваться в детали. Поэтому все просто уходили на войну. С криками, подбадривая друг друга и желая не пострадать. Люди везде люди, в какой бы гильдии они не состояли. Всегда стремятся найти себе опору, то, что не оставит их в одиночестве. Мишель, всем своим видом показывая, насколько она выше всех этих мелких человеческих привычек-привычечек, не только разделяла свое одиночество лишь с собой, но и нагоняла тоску на окружающих сегодня. Эта стычка влияла на нее совсем не так, как на других.  Она не любила сражения и всегда старалась держаться от них подальше. Что и сделала сейчас, забившись в угол, куда, как казалось ей, бои дойти не должны. Однако не прошло и часа с начала возни, как и тут послышались шумные удары, взрывы и прочие звуки разрушений.

Она узнала ее почти сразу. Впрочем, Люси мало чем изменилась. Она была такой же яркой, таким же маленьким огоньком, как и раньше. Ее милая Люси вспыхнула в сердце. Голос даже, а не вид. Точнее, представлением, мыслью о том, что будь Люси взрослее, ее голос звучал бы так же. Когда-то Мишель была похожа на нее, ее волосы были яркими, а глаза голубыми. Но магия изменила ее, точнее, переход за черту разрешенного. Когда ты берешь слишком много и сразу, ты должен заплатить. И Мишель заплатила. Периодически у нее рождались мысли, что с Люси произошло то же самое. Она видела ее всего лишь несколько раз с момента их разлуки, и то украдкой, на пару счастливых мгновений. Та же улыбчивая и добрая девочка. Но не помнящая чего-то. Чего-то, важного для Мишель и, возможно, ее. Не помнящая саму Мишель.
Мишель спрыгнула со стула, уронив книгу, которую она читала, на пол. Сейчас было немного не до этого, ведь можно найти саму Люси. И, возможно, сейчас она хоть что-то, да и вспомнит. Возможно, она снова ее узнает. Конечно, где-то в глубине души волшебницы кружились сомнения, делающие ей нестерпимо больно, но свет надежды откидывал их назад. Свет надежды и ее голос, звонко разносящийся по пустым залам. Улыбнувшись, Имитация исчезла в полу, ринувшись на поиски. Здесь, равно как и в любом месте на этой планете, где есть земля, камни или растения, ничто не укроется от нее. Правда, тут чувствуется еще и железо. «Гажил». Мишель брезгливо фыркнула. Она не любила, когда в ее магию что-то вмешивается. Но сама любила вмешиваться в магию и дела других.
Она возникла за спиной блондинки совершенно внезапно, как, впрочем, делают это все маги земли. Просто вышла из стены и, сложив руки за спиной, некоторое время наблюдала за развитием событий. Огненный парень полез на Гажила, а Люси, оттесненная атакой последнего, не могла вмешаться в бой. Однако этим не собиралась заниматься и сама Мишель. Ее дело было просто увести подругу из эпицентра событий. Чем она и занялась. Положив руку звездной волшебнице на плечо, Имитация резко рванула девушку назад, к себе, в стену, шепнув:
- Не бойся, я просто уведу тебя отсюда.
В следующую же секунду они были этажом ниже, в библиотеке. Мишель предусмотрительно отступила назад и, протянув руку вперед, представилась.
- Привет, Люси. Я – Мишель. Ты помнишь меня?

p/s/

+3

5

[ava]http://fairytail.nc-21.ru/img/avatars/0015/03/96/25-1449824689.png[/ava][nic]Game Master[/nic]

После поста Мишель в эпизоде существует две очереди: Люси, Мишель и Натсу, Гажил. Прошу продолжать.

0

6

[nic]Gajeel[/nic]
[ava]http://s3.uploads.ru/P4V1t.png[/ava]
  Будем честны: нашему герою абсолютно наплевать, что сейчас происходило и зачем. Во всяком случае, он всем своим видом старался убедить в этом любого, кто мог бы просить его вмешаться в сражение. Сильнейшему магу Призрачного Лорда, Гажилу Редфоксу, не было нужды отстаивать «честь» своей гильдии и уничтожать слабаков из Хвоста Феи, что пришли громить здание этой самой гильдии. С вражескими слабаками вполне справятся слабаки собственные.
  Сильные же и достойные враги и сами попадутся Гажилу, будет ли он в гуще событий или нет. Просто потому что так всегда бывает. Единственное, что зависело от драконоубийцы, так это то, кем же будет этот достойный враг. Что бы ни говорил Жозе, но Хвост Феи имел в своём составе достаточно людей, с кем бы можно было скрестить мечи в серьёзном поединке — есть из чего выбирать. Впрочем, вряд ли какой-нибудь драконоубийца бы долго мучился, выбирая себе врага на помахаться, если в наличии имеется другой драконоубийца.
  Едва уловив запах, подозрительно похожий на свой собственный, Гажил сорвался со своего места, устремившись по направлению к только что намеченной цели. Юноша на ходу припомнил мага, у кого может быть подобный «аромат» — судя по всему, Натсу Драгнил активно бушевал где-то в комнатах гильдии Призрачного Лорда, раз запах его магии донёсся аж до того места, где был Гажил.
  Но вот Натсу и сам вдруг стал приближаться к нашему герою. Тоже почувствовал потенциального соперника? Нет, вряд ли — Гажил ведь пока не кидался заклинаниями, чтобы привлечь внимание второго драконоубийцы. Значит, его вела сюда просто судьба. Редфокс затаился в ожидании, когда же дорогой гость прибудет.
  — Натсу, неужели нельзя ходить через двери?! Ты мог покалечиться, — послышался из соседнего помещения женский голос. Гажил сжал кулаки, а на его лице очертились скулы: ох уж эта хвостофеевская дружба, ох уж эти забота и товарищество. Зачем было тащить за собой кого-то? Тем более кого-то столь заботливого и шебутошного. Впрочем, двое на одного — это весьма интересный расклад.
  Сконцентрировав магическую силу, Железный драконоубийца с силой ударил ногой по полу, и от удара пол пошёл трещинами, а через мгновение из каждой трещины стали расти железные столбы, разломав своим ростом разделявшую помещения стену и пойдя в весёлую атаку на «желанных гостей».
  А эти уроды даже не поняли, откуда атака-то пришла. И если Драгнил заслужил мысленной похвалы Редфокса за то, что хотя бы если и растерялся, то не сильно, то девчонка определённо ничего не стоила. Гажил ненавидел таких девочек-волшебниц с длинными белокурыми локонами и короткими юбками, которые в случае опасности даже на ногах удержаться не могут. Не стоит даже капли внимания. Бушующему же Огненному драконоубийце определённо следовало показать, кто тут самый крутой.
  — Ты настолько недоразвит, что даже чуя мой запах, всё равно не можешь меня найти? — забравшись на один из созданных столбов, Гажил теперь свысока смотрел на своего соперника. И, честно говоря, зрелище не то что бы очень впечатляло. Впрочем, по внешности же не судят, верно?
  — Я дам тебе ещё один шанс впечатлить меня. Покажи, чего ты стоишь! — черноволосый юноша сорвался с возвышенности и устремился вниз прямо на врага, в полёте формируя на конце правой руки толстенное двухметровое острозаточенное по краям лезвие.
  «Клинок Железного Дракона!»
  Оглушительный звук ломающихся перекрытий (ммм, какая музыка для ушей истинного бойца Призрачного Лорда!), и вот Гажил вновь ощущает короткое чувство полёта. Удар Железного драконоубийцы буквально расколол пол, и его части сейчас кусками сыпались на нижний этаж. Перекатившись в сторону от «эпицентра» обвала и отбив прочь летящий прямо на него кусок камня, Гажил поднялся и огляделся, оценивая ситуацию. Попал ли он по врагу? Если да, то хватило ли тому; если не попал, то где он сейчас, и если не хватило, то чем бы долбануть ещё?
  Про девчонку Гажил даже не вспомнил. Да и кому она, собственно, нужна?

Отсутствие игрока на роли — пост написан Мастером Игры.

+1

7

Дьявольски злобный смех, что раскатами грома звучал в огромной комнате, всё никак не утихал. Люси поспешила подняться, чтобы приблизиться к своему союзнику, который, впрочем, чувствовал себя намного увереннее. «Он или сумасшедший, или уверенный в себе сумасшедший... но в этом весь Натсу, как я понимаю» — она не в первый раз улыбнулась мысли о том, каким сильным может оказаться воспитанник Игнила, если его раззадорить. Крушение порта Харгеона до сих пор всплывает в заголовках местных газет, сетуя, что перестраивать его придётся гораздо дольше. Так что им просто нужно скооперироваться, выдержать атаку врага и...
— Не бойся, я просто уведу тебя отсюда.
А потом она оказалась в библиотеке, запоздало почувствовав на своём плече чужую ладонь. Шёпот, донёсшийся до неё секундой раньше, заставил вздрогнуть всем телом от испуга. Вопреки сказанному, Хартфилия почувствовала страх, ничем не сдержанный, секундный ужас. Она оглянулась, услышав шаг позади себя, и увидела незнакомую ей девушку: бледно-бежевые волосы, глаз, прикрытый розой... странно милое создание для такой тёмной гильдии, как «Призрачный Владыка».
— Привет, Люси. Я – Мишель. Ты помнишь меня? — с этими словами незнакомка приветственно протянула руку Заклинательнице Духов. «Откуда...»
—...ты знаешь моё имя?— рукопожатие девушки осталось без внимания, ладони же Люси скользнули к бедру, к сумке с верными ключами. «Неужели я должна её знать? Правда? Откуда? Вряд ли мы столкнулись в очереди за новым платьем, или вроде того... я бы запомнила её». — Я не знаю тебя,— её тон смягчился, но глаза выдавали её сосредоточенность. Врываясь в клетку со стадом диких балканов1, глупо ожидать приглашения на чашечку чая. — Кто ты? Неужели ты хочешь помочь мне? — вопросов было слишком много, чтобы оставлять их без внимания. «Кому из нас она хочет помочь, разделяя меня от Натсу? И как ей это удалось? У неё пространственная магия? Что она собирается делать?»
Как бы Люси не старалась, ничего, кроме волнения и, пожалуй, готовности вновь сразиться, она не чувствовала. Успокаивающе-добрый тон незнакомки пугал больше, чем гогот предыдущего соперника. Люси вспомнила про Натсу и лишь крепче сжала связку с ключами. «В этот раз я спасу себя сама. Возьму пример с Натсу и не стану бояться» — эта мысль помогла ей немного успокоиться и взять себя в руки, ожидая ответа.

___________
1Все же помнят, да?

Отредактировано Lucy (17.12.2015 22:57)

+1

8

С первых секунд, стоило только Натсу уловить запах, как тот ему показался до боли знакомым. Вперемешку с ароматом железа чётко прослеживался драконий, чтобы это ни значило. Да, естественно, дракону здесь взяться неоткуда, но вот такому же убийце, как и ему… Почему бы и нет? А если хозяин сего запаха был ещё и на стороне врага, то присутствие столь опасно колдуна поблизости не сулило ничего хорошего, от чего Саламандр и ринулся прямиком к явному источнику неприятностей, захватив с собой свою верную напарницу, ведь, как уже стало понятно, ей с ним гораздо безопаснее. По крайней мере, так считал сам Драгнил. Спрашивать мнения окружающих он не привык, да и времени особо не хватило.

Ответ на пускай и явную, но совершенно неосознанную провокацию не заставил себя долго. Буквально через пару мгновений из облака пыли, созданного стальными столбами, возник их хозяин. Бросающаяся в глаза внешность, злобная ухмылка и, что самое главное, наглое поведение выводили сына Игнила из себя. Причём настолько, что он позволил своему новоиспечённому собеседнику на секунду полностью завладеть его вниманием. При этом, само собой, пламенный маг напрочь забыл про Люси. Благо, длилось это совсем недолго, да и находилась она за его спиной. Враг не мог до неё добраться без дозволения самого Натсу. А уж он не позволит, будьте в этом уверены.

- Недоразвит? – Венки невольно взбухли на висках парня, а лицо озарил недобрый оскал, - И это говорит мне клоун, что повёлся на такую простую уловку, и первым делом выдал своё местоположение? Да тобой здесь повсюду воняет, не моя вина, что ты, жестянка, не любишь принимать ванну. – Попытка оскорбить оппонента в ответ была откровенным ребячеством и признаком детской натуры Драгнила, однако, кто в наше время этим не грешит? По крайней мере, сейчас он мог исправить ситуацию, вломив железному болвану, да так, что у того душа в пятки уйдёт.

Противник тем временем подскочил в воздух и уже полетел прямо на огненного убийцу, намереваясь разрубить свою цель пополам. И только тогда до Натсу дошло.

- Люси, скорее, в укрытие! – Закричал парень, мгновенно оборачиваясь к тому месту, где только что стояла его белокурая напарница. Вместо ответа – тишина, вместо самой девушки – пустота. Но как? Он отчётливо чувствовал её запах ещё мгновение назад, не могла же она взять и испариться.

Поражённый пропажей призывательницы, юноша позволил частично застать себя врасплох. Ещё бы немного, и Гажил бы покончил с ним. Однако Драгнил не был так прост, как большинство болванчиков, попадавшихся до недавней поры Редфоксу. На одних только инстинктах он успевает отскочить немного в сторону – повелитель железа пускай, и набрал приличную скорость, но всё же был в самую малость медленнее. Возможно из-за собственной магии, кто знает? Или ему хотелось поиграть.

В любом случае, Натсу удалось избежать основного урона, но не его последствий на окружающей обстановке. Провалившись вместе с полом, он в полёте успел отбить падающие камни и острые обломки деревянных балок. Основную часть. Некоторые из них успели неплохо приложиться об тело драконоубийцы. Благо, ничего серьёзно.

Придя в себя, Саламандр обнаружил, что завален нетолстым слоем грязи, пыли и обломков. Выбраться из них было расплюнуть, но тут в поле зрения розоволосого попадается виновник всего того, что с ними приключилось. Похоже, он потерял своего противника из виду, о чём свидетельствовал блуждающий взгляд.

- Сукин сын. – Драгнила обуял гнев. Решив, что в пропаже Люси виноват именно этот металлический кретин, парень, недолго думая, выскочил из своего «укрытия», ускоряемый пламенем, возникшим на его ступнях, кое, между прочим, подпитывала ярость пламенного мага.

- «Рёв Огненного Дракона!» - Предварительно вдохнув поглубже, юнец в итоге выдохнул мощнейший поток огня, прямиком по направлению Гажила.

- Куда ты дел моего друга, ублюдок?! – Взревел он, намереваясь нанести очередной удар пылающим кулаком, стоит огненной пелене разойтись и открыть взору его противника.

+2

9

Жизнь человека хороша, когда в ней есть смысл. Имея конечную точку, легче пройти по пути. Ведь ты знаешь, когда конец, поэтому можешь понять, к чему стремиться, как организовать путь. Что касается Мишель, ее точка была размыта и непонятна. Ее финал был ясен и очевиден, а вот путь к нему столь же спутан, как и начало. Благодаря этой спутанности ее знания в магии стали столь обширны, благодаря этой спутанности она стала, по сути, одержимым отшельником. И благодаря этой спутанности Люси сейчас стоит здесь, перед ней.
- Помочь? Я даже не знаю, что сказать. Тебе угрожает опасность? – Мишель задумчиво посмотрела на подругу, наклонив голову набок и закусив губу. Здесь было тихо. Мастер старался не пускать посторонних сюда. Как он сам говорил, здесь хранились фолианты настолько древние и злые, что, учуяв посторонние запахи, они сразу же накинутся на вторженцев. Мишель оставалось лишь надеяться на то, что она укроет и себя, и саму Люси от вредных книжонок. - Твои друзья наверху, но, я думаю, им опасность особо не грозит. Не потому, что я не верю в свою гильдию. Я не верю в то, что дела могут закончиться плохо.
Она знала, что ее начнут искать. Люси относилась к тому типу девушек, что всегда назывались принцессами. Они были чисты, прекрасны и заманчивы. Этакое чудесное растение, цветок, охранять который хочется всем. Конечно, в контексте Имитации и ее способностей сравнение кого-то с цветком – корысть, но она слишком долго времени провела с растениями, чтобы думать о другом. Мишель не хотела ссориться с новыми друзьями Люси. Не из-за того, что ей они нравились. Если дело дойдет до крайностей, то придется немного сократить число друзей блондинки, куда деваться. Но холокост родных на глазах кого-то можешь легко расшатать психику этому самому кому-то, что не входило в планы цветочной колдуньи. А, значит, надо что-то сделать, сохранив их пока живыми. Вместе с этой мыслью пришло еще и осознание того, что их придется защищать, возможно, и от согильдийцев. Осознание кажущейся неизбежности предательства больно кольнуло Мишель. Не то чтобы она считала Лордов чем-то святым и сакральным. Вовсе нет, в этой гильдии, конечно, не предавали, но не провозглашали себя самыми верными и честными соратниками. Но предавать Мишель никого не хотела. В свое время одно предательство слишком больно ударило ее.
- Не знаю, насколько ты помнишь свое детство, но раньше мы были дружны, - голос Мишель стал необычайно глух. – А потом кто-то решил, что тебе надо меня забыть. Я просто не могу поверить, что ты решила прогнать меня прочь, - девушка отошла на шаг назад и с помощью магии начала менять свою внешность. Ее тело стало преображаться в двенадцать. Причем преображаться не так, как это происходит у девочек, когда они переходят на следующий этап своей жизни. Волосы ее, раньше почти такие же золотистые, как у Люси, начали блекнуть и белеть, а голубые глаза желтеть. Про то, как она впустила в глаз цветок, Мишель вообще не хотела вспоминать, слишком болезненные были даже воспоминания. Раньше она была совсем не такая. Раньше она была ярче, красивее. Сейчас же она похожа на белесое пятно, чайную розу, что вырастили в теплице. Возможно, если она покажет себя в том облике, то девушка что-то вспомнит. Хотя Люси забыла ее еще до этого.
Накручивая золотую прядь на палец, Мишель опять взглянула на Люси уже голубыми глазами.
- Ты и теперь меня не вспомнишь, дочь Лейлы? - ее голос, постепенно выцветая, начал терять эмоции. Кажется, надежда на быстрое воссоединение канула в лету. Люси ее не вспомнит, к каким бы манипуляциям Имитация не прибегала.

+2

10

[nic]Gajeel[/nic]
[ava]http://s3.uploads.ru/P4V1t.png[/ava]
  Поднявшись и оглядевшись по сторонам, драконоубийца не нашёл ничего, что могло бы указать на его окончательную победу. С другой стороны, пускай и не мёртвого, но врага не наблюдалось вообще. Во всяком случае, в ближайшей видимости: большую часть нижнего этажа занавешивала густая бетонная пыль (и откуда её столько, спрашивается?).
  Скажем прямо, что Гажил Редфокс не отличался ни терпением, ни способностями к трезвому осмыслению ситуации. Оторвав от пола руку-меч и широко взмахнув ею, маг выпустил вокруг себя столько энергии, что мешающую обзору пыль в радиусе десятка метров попросту унесло прочь, как от порыва сильного ветра. Лицо драконоубийцы выражало истинные злость и ярость, на которые способен исключительно тот, в ком живёт сила дракона. Враг не должен уйти, и любая помеха на пути к нему должна быть ликвидирована.
  Тонкий слух уловил позади движение, а шестое чувство — всплеск магической силы.
  «Ага!» — Резко обернувшись, Гажил как раз застал Нацу в момент формирования огненного заклинания. Развернувшись к противнику всем корпусом, Редфокс принял защитную стойку: рука-меч вперёд, правая нога вперёд, вторая рука на уровне живота. Без сомнения, железный драконоубийца знал, что собирается сделать враг: «реветь». И не сказать, чтобы он уж очень этого боялся — защита была скорее рефлексом. Редфокс не чувствовал ни малейшей угрозы для себя.
  С уст юноши из Хвоста Феи сорвалось пламя, устремлённое в прямую, лобовую атаку. Кожа юноши из Призрачного Лорда, скрытого от глаз Нацу его же собственной магией, довольно быстро потемнела и приобрела металлический блеск. По залу пронёсся искажённый крик:
  — ТЫ НЕДООЦЕНИВАЕШЬ МОЮ МОЩЬ!
  Тут послышался звук столкновения огненного заклинания с препятствием, и голос Редфокса пропал. Было ли это связано с тем, что атака оказалась сильнее, чем он ожидал и он был повержен? Возможно, так могло показаться за занавесом пламени. Но, нет, Гажил лишь слегка пошатнулся от удара и прикусил язык. Чешуя Железного Дракона его спасла, как и всегда это делала, сведя на нет вражеский урон. Во всяком случае, пока что это обстояло именно так.
  Не давая понять врагу свою целость и сохранность, Гажил, не издавая ни звука и всё ещё укрытый пламенем, устремился вперёд, к тому месту, где ранее стоял Нацу, выставив вперёд на бегу здоровый и острый железный клинок. Думал ли Драгнил, что его противник выжил или нет, но места своей дислокации он не поменял и, судя по всему, ждал, что всё-таки сначала уляжется огонь, а потом он уже увидит своего противника, а не наоборот.
  Железный воин буквально вылетел из бушующего пламени и нацелился проткнуть тело врага насквозь, со всей силы насадить Нацу на устрашающую руку-меч. Выжил ли бы после этого известный своей выносливостью драконорождённый или нет — об этом у Редфокса, даже захоти он, не было времени задуматься: настолько всё произошло быстро. Но в том, что удар увенчается успехом он был уверен.
  Удар же кулаком Драгнила, пускай и окутанным огнём, Гажил даже не почувствовал. Трещин и маленьких оплавлений, которыми пошла его броня после двух атак Пламенем Дракона, железный юноша пока что не замечал, а к несчастью для Нацу более крупные последствия на броне его врага могли появиться только тогда, когда температура начнёт падать.

Отсутствие игрока на роли — пост написан Мастером Игры.

+1

11

That it's too late to apologize, it's too late

Слова о грозившей ей опасности Люси восприняла с лёгким смешком — впрочем, без тени насмешки над противником. Или не противником вовсе? Просто говорить про угрозу уже после того, как вторжение произошло, и бои уже грянули, и битва продолжается... разумеется, ей грозит опасность, и Мишель тоже, и всем им.
Каждое последующее слово, сказанное волшебницей, погружало Заклинательницу Духов в раздумья, контроль над ситуацией безапелляционно сдал свои позиции, уступая место воспоминаниям из её прошлого. Вот она стоит в библиотеке, совсем не похожей на ту, в которой она находится в настоящем — светлое, просторное помещение с мягким уголком в центре комнаты. Вот и она, Люси, вот страницы книги сказок, а рядом стоит... кто? До этой минуты Люси была уверена, что рядом с ней стояла Ханна, горничная, которой поручали следить за ней. Люси — и малышка, и взрослая девушка,— подняли взгляд, но с небольшой разницей: одна из них не видела перед собой ничего, вторая же посмотрела на свою невольную собеседницу. Та менялась на глазах, и нельзя сказать, что превращение устрашило блондинку, всколыхнув воспоминания. Напротив, увидев изменённое лицо девушки, пронзительные голубые глаза, отливающие прекрасным блеском волосы, и жест, полный невинности, интереса и, кажется, дружелюбия — всё это резануло по сердцу похлеще любого лезвия. Хартфилия замерла, сжав губы в плоскую линию. «Я не знаю её. Я не могу ей этого сказать. Может, если это всё правда... тогда она потеряла друга. Я потеряла друга. Но почему я должна ей верить?»
— Я...— голос дрогнул, и Хартфилия закашлялась, прочищая горло. Почему на сердце было так гадостно, противно? Чувство вины разливалось по телу, заставляя члены неметь, глаза — намокнуть. —Я... я не помню тебя. Прости. Мне правда очень жаль, ведь это значит, что ты потеряла друга. И я тоже потеряла друга. Если ты говоришь правду,— Хартфилия осеклась, но сказанного не воротишь,— тогда почему ты оказалась в этой гильдии? И почему ты помнишь, а я нет? Что с тобой случилось?— вопросы сыпались из девушки, словно кристаллы сахара сыпятся в чёрную бездну чашки с кофейной гущей. Сражаться, или пытаться решить вопрос боем, не имело смысла, разве что Мишель будет охвачена гневом и пожелает сократить количество блондинок в «Хвосте Феи» на одну штуку. Тогда в ход должна была бы пойти дипломатия, но волшебница не видела в мирных переговорах никакого смысла, скорее, это походило на докучливые расспросы младшей сестрёнки. Люси взглянула на Мишель ещё раз, пытаясь воззвать к самим истокам своей памяти, и не нашла отклика. «Мне слишком поздно приносить ей свои извинения... за то, чего, возможно, не было. Но если это правда, то мои сомнения сейчас сведут её с ума. Мне нужно очнуться: я нахожусь в сердце Тёмной гильдии, и пытаюсь разобраться в детских воспоминаниях. Но.... она упомянула маму. Может...»
— Ты знала мою маму?— в этом слове, сколько бы Люси не прикладывала усилий, был океан пустоты, горя и долгой разлуки, даже спустя столько лет. Перед глазами сразу всплыл памятник в их саду, который был призван напоминать о том, где сейчас её любимая. И сколько нежеланных слёз было пролито по ночам, когда образ матери стоит перед ней, поворачиваясь, демонстрируя белые перья на крыльях, и уходит, не давая возможности догнать себя. Люси сморгнула слёзы, отворачиваясь, смотря в сторону. Горло заболело от так называемого кома, который ранил больнее любого меча, приставленного к шее. «Она пережила потерю в моём лице... неужели она так себя чувствует сейчас?» Карусель из чувства вины, разлуки и непомерно большой укоризны сломило дух волшебницы, и всё, что она смогла выдавить из себя, было:
—Мне так жаль, Мишель. Мне правда очень жаль.

Отредактировано Lucy (31.12.2015 17:19)

+1

12

Горькая правда лучше сладкой лжи? Возможно, но Мишель в этот момент не хотелось так думать. Эта горькая правда ранила глубоко. Очень глубоко. Не то чтобы Мишель на протяжении всех этих лет только и думала о том, чтобы вернуть подругу. Наверно, тогда она бы активнее ее искала, когда ей даже запретили к ней подходить. Или изучала бы магию памяти. Все, что угодно, лишь бы вернуть. Если сказать ту самую горькую правду, Мишель скорее, как пропитый алкоголик в баре, залатывала свои душевные раны изучением магии, но не предпринимала никаких действий. Если бы предпринимала, знала бы, где Люси, знала бы, в какой она гильдии. Но у Мишель была великая цель, само существование которой грело ей душу. Двигаться вперед, к этой цели, пока не было необходимости. Но сейчас, когда цель настолько перед носом, сложно противостоять искушению и не делать все возможное, чтобы ее добиться.
Люси ни капельки не поменялась. Все так же заботилась обо всех, пусть даже обуянная сомнениями. Было видно по ее лицу, что вместе с недоверчивостью в ней есть еще и немного смущения и сожаления. Мишель, полагая, что ей сейчас тоже не очень весело, тихо шепнула:
- Извини.
Но одним извинением тут не отделаешься. Какого это, когда к тебе приходит неожиданно человек, который говорит, что он был твоим другом, а ты его забыл? Если это ложь, то человек явно не в себе или хитрит. Если это правда, то ты забыл что-то, чего не должен был забывать. Ведь даже тех, кто давно увидел, можно узнать. Ведь у вас есть схожие воспоминания. У Люси же не было ничего. Абсолютная пустота. Хорошо, если ты живешь, не осознавая этой пустоты. Но больно, если ты понял, что кусок из твоей жизни внезапно вырвали. Мишель прекрасно понимала ее. И из уважения к ней она должна была хотя бы ответить на вопросы. С тяжелым вздохом, заклинательница начала.
- Я оказалась здесь по простой причине: здесь тихо, спокойно и хорошо платят. Такая вот корысть, - вслед за этой фразой последовала робкая, виноватая улыбка. – Я не знала, что ты в Феях, а если бы даже знала, то вряд ли вступила. Портить тебе жизнь, навязываясь, я не хочу.
Второй вопрос был гораздо сложнее. По крайней мере потому, что ответа на него Мишель не знала. Она так и не поняла, кто был волшебником, она так и не поняла, как родителям девочки, если они были виновниками, помешали воспоминания. У нее был ворох догадок, мыслей, маленьких ниточек. Она не имела ни одного твердого доказательства, но из этих ниток свила что-то, похожее на зыбкую теорию. Теорию, которая может рухнуть в один момент.
- Прости, но я не знаю, в чем дело. У меня есть лишь предположение, что кто-то из твоих родителей был против занятий магией. Ты забыла не только меня, но и часть наших совместных занятий. Ведь учились мы вместе, - девушка улыбнулась, скорее даже не давней подруге, а тем воспоминаниям. – Возможно, в этом виноваты не твои родители, а кто-то выше. Совет. Потому что я не могу представить, чтобы твоя мать так поступила с нами. Она была доброй женщиной. Я же, когда ты меня не признала, а слуги выпроводили из дома, начала учиться сама. Если в этом виновата магия, магией это и получится исправить.
Единственное, что могло бы, возможно, освежить воспоминания – Сад. Но Мишель боялась использовать цветок. Магия эта была не столько цветочной, сколько даже ментальной. А использовать воспоминания там, где их нет, было слишком опасно. Если в мозге феи поработал сильный маг, то он и блок поставил, который причин ей боль. Рисковать было опасно.
Внимательно выслушав извинения, Мишель качнула головой, улыбнувшись. Несмотря на осознание провала, девушка была счастлива. Счастливее, чем за все эти годы. И все это лишь благодаря тому, что Люси жива, здорова и имеет свою жизнь, которая полная радости. Этого было достаточно.
- Все хорошо. Я рада, что ты в порядке. А сейчас, - земляной элемент протянула подруге руку, - пошли. Находиться тут не разрешено даже мне. А тебе в зданиях гильдии – еще и опасно. Я выведу тебя к друзьям. Правда, по стенам, - Мишель хихикнула.

+2

13

Вздох.
— Почему ты сразу решила, что будешь портить мне жизнь, якобы навязываясь?— устав стоять, Люси присела на корточки, и теперь смотрела на свою собеседницу снизу вверх. Боль в горле, вызванная пресловутым комком в нём, постепенно прошла, да и слова извинения, прозвучав, постепенно дарили ощущение спокойствия, хоть и временного. Всё-таки расслабляться не стоило, и каждая клеточка в теле девушки будто кричала об этом. Кожа то и дело покрывалась мурашками, стоило где-то вдалеке громыхнуть, а мысли вернулись к судьбе согильдийцев. Всё-таки противник невероятно силён. В какой-то момент волшебница даже позабыла о своих проблемах, которые так внезапно приняли форму очаровательной земляной колдуньи.
Версия о том, что её родители были против магии, показалась Люси достаточно верной. Хоть мама и была волшебницей, её отец, матёрый предприниматель с железной хваткой, был не в себе после её гибели, а посему мог придти к выводу, что её погубила магия. Чушь, конечно, но, если вспомнить её симптомы... с другой стороны, в те дни мама не колдовала, значит, болезнь пришла позже, нагрянув, словно гром и молния в их уютном мирке. Но чтобы запретить своему ребёнку колдовать? Пред глазами Люси всплыли выражения лиц её любимых Эклиптических друзей. Ещё раз вздохнув, Люси положила подбородок на сложенные на коленках руки и взглянула на Мишель, теперь уже без пелены слёз на глазах.
С трудом верилось, что она перенесла столько боли в себе, и несла эту боль одна столько времени. Хрупкая фигурка, чуть сутулые плечи, но в ней есть что-то, говорящее: я скорее уколю, чем позволю насладиться своим цветением. «Как долго ты была одинока до того, как смогла найти себе компанию, Мишель?» Сожаление, что она отказалась, и быстро, от возможности вступить к ней в гильдию, почему-то очень расстроило Люси. Воображение немного зависло в нерешительности в попытке изобразить их тайные встречи, но, так как в основном встречи под луной (и обязательно в дворцовом саду) были нарисованы с участием какого-нибудь принца, но никак не лучшей подруги, посему фантазия, быстренько свернув деятельность, отступила на задний план.
Они учились вместе. Интересно, чему она научилась у Мишель когда-то? Или чему Мишель смогла научиться вместе с ней? А если бы занимались магией, быть может, они были бы непобедимым дуэтом волшебниц... столько потерянных возможностей, потерянных глубоко в прошлом, и их не вернуть назад. Сказать ещё раз, и ещё, и ещё, что ей жаль — проще промолчать. Это и так ясно.
Подавив в себе ещё один вздох, Хартфилия поднялась и подошла к подруге, как, наверное, подходила много раз в своём прошлом:
— Я бы хотела, когда это всё,— обведя рукой подрагивающие стены библиотеки — закончится, встретиться ещё раз. Может, мы обратимся к лечащим магам, я обязательно спрошу у Мастера, что делать... я не хочу тебя терять,— улыбнулась Люси, на этот раз первой протягивая руку для рукопожатия. Теперь можно было не сомневаться, что оно будет взаимным. — И, если ты выведешь меня... у тебя не будет проблем? Всё-таки, мы сейчас враждуем... ну, не мы, гильдии. Наших ребят сложно остановить... ты точно будешь в порядке? — слова о том, что ей самой грозит опасность, Заклинательница духов смело проигнорировала. В конце-концов, за ней стоит «Хвост Феи», а там — хоть по стенам, хоть по потолку... — Погоди-погоди, как это — по стенам?— запоздало недоумённо воскликнула блондинка, чувствуя, как брови неосознанно взметнулись вверх. Любителей экстремальных прохождений по пространству в её круге становилось подозрительно много.

Отредактировано Lucy (08.01.2016 13:21)

+1

14

Драгнила буквально трясло от нахлёстывающей совокупности возбуждения, вызванного боем с сильным противником, и неконтролируемой ярости. Адреналин врезался в мозг розоволосого паренька словно поезд на полной скорости, заставляя сердце работать в ускоренном темпе, тем самым разгоняя кровь по венам и ускоряя скорость реакции до предела.

Всё вокруг словно замерло. Пропали посторонние звуки. Единственное, что находилось в движении, был только сам Натсу и его пламя, окутавшее помещение, попутно не на шутку грозясь перерасти в бушующий пожар, что пожрёт всё здание целиком.

Однако, внезапно наступившую «тишину» разорвал бешеный крик самоуверенного оппонента, буквально вернув Натсу в чувства. Впрочем, вопль Гажила пропал также стремительно, как и возник, что как бы намекало на возможное поражение металлического ублюдка.  Но, разве это когда-нибудь останавливало убийцу драконов? Он уже занёс пламенный кулак для следующего удара, дабы наверняка завершить весь этот фарс и кинуться на помощь своей подруге.

Ага. Как же. Стоило лишь на секунду задуматься о скорой победе, как жестокая реальность вернула наивного мечтателя с небес на землю. Буквально через пару мгновений, пучок магического огня была развеян живёхоньким Гажилом, намеревавшимся пробить огненного колдуна своим огромным клинком, появившимся прямо из его руки. Подумать только. Этот негодяй был цел и невредим, несмотря на попытки Драгнила выбить из него всё дерьмо. И даже удар со стороны Драгнила, что последовал практически сразу, не принёс должного результата.

Слишком поздно. Он не успеет увернуться. Разве что лишь в самую малость отклониться в сторону, в надежде минимизировать урон от сокрушительной атаки противника. Но хватит ли этого? Не было времени задумываться о таких мелочах. Ещё чуть-чуть, и всё закончиться. Весьма плачевно, стоит заметить.

Пришлось напрячь все мышцы до предела, в особенности брюшные, дабы моментально сдвинуть корпус тела на несколько сантиметров в сторону, а также приподнять левую руку, дабы ту не насадило на лезвие. Сработало? Сейчас узнаем.

Остриё меча железного убийцы прошлось в опасной близости от живота Натсу. Нет, оно всё-таки умудрилось задеть его, несильно распоров пресс и кожу в области подмышки. Благо хоть артерию не задело. Не то Драгнилу пришлось бы худо. Впрочем, это не отменяло и без того серьёзных ранений.

- Попался! – Сквозь зубы процедил мальчишка, уже обхватывая одной рукой приставшее к телу лезвие, не без последствий, естественно, а пальцами другой – с чувством заключая в захват ненавистную мину Гажила, без колебаний и замедлений подрывая ту одним из своих самых сокрушительных приёмов. Сила его была столь высока, что импульс, созданный заклинанием, на приличной скорости отправил Редфокса в противоположную стену.  Именно в этот момент, Натсу ослабил хватку, позволяя железному дракону беспрепятственно пролететь с десяток метров.

- Живучий ублюдок. – Отметил про себя колдун, коего, наконец, охватила едва терпимая боль. Кулак, который  пришёлся прямо по металлической роже Гажила слегка опух, а алая кровь слабым ручейком сочилась из ран.

Выбор был невелик. Либо истечь кровью, либо… Прижечь места ранений, оставленные железным убийцей драконов. Что парнишка и сделал при помощи собственного огня, щурясь и ойкая, стоило приложить пылающую ладонь к вспоротой коже.

Правда, рано было расслабляться. Редфокс оказался на редкость упрямым противником.

Отредактировано Natsu Dragneel (16.01.2016 19:29)

+1

15

Совершенно внезапно на поле боя двух драконов и в библиотеке под зданием гильдии возникла одна фигура, которая всем своим видом давала понять, что персона она важная и сейчас на чьи-то головы, возможно, даже упадет небо. Белая мантия, которая словно бы отталкивала от себя пыль, поднятую сражением убийц драконов и полумрак библиотеки. Какое-то время он стоял неподвижно, возникнув между двумя драконами и за спинами девушек, однако, не смотря на всю свою внезапность и неожиданность, его присутствие было легко ощутить, он не скрывался, давая окружающим понять то, насколько он силен, просто испуская волны магической энергии. Наконец он пришел в движение, сначала он смерил взглядом одного из присутствующих, затем второго. Улыбка на его лице говорила о том, что в общем и целом он абсолютно доволен происходящим, словно бы он и являлся тем, из-за кого все это и началось. Персоной, которая стояла за последними распоряжениями их мастера, по чьему умыслу они сегодня и встретились.
- Привет, я не помешал? - В общем-то, без какой-либо издевки в голосе спросил он, обращаясь к присутствующим.
- Ну и беспорядок же вы тут устроили. - Разводя руками, сказал маг, наигранно оглядываясь по сторонам, обращаясь к убийцам драконов. В то же время, девушки в подземелье услышали немного другие слова, при той же жестикуляции. - Какое милое местечко.
- Но сейчас не об этом, друзья. - Он поспешил достать из кармана своей мантии бумагу, на которой были легко различимы символы совета магов, которыми обычно сопровождались официальные документы в мире магов. - Властью данной мне Советом Магов в Королевстве Фиор я приказываю магам S-класса и прочим волшебникам гильдий Хвост Феи и Призрачный Владыка остановить свои сражения и сдаться властям...
Закончил маг наверху, ожидая реакции на свои слова со стороны убийц драконов, позволяя себе усомниться в их способности обуздать собственную ярость и перейти прямо от пыла битвы к попытке мирного и в меру законного решения проблемы. Но это было то, как речь мага закончилась для огненного и железного убийцы драконов, в библиотеке же было озвучено еще одно распоряжение совета.
- Потенциальный Святой Маг Люси Хартфилия должна быть взята под стражу. За участие в сражении между гильдиями, ее приговаривают к тюремному заключению, срок которого будет определен после разбирательства в суде. - Закончил синеволосый маг, убирая послание от совета магов обратно в карман своей мантии. - Ты все слышала, поэтому не сопротивляйся, чтобы не усугубить положение для своей гильдии.
Голос Зигрэйна от шутливого и приветливого тона перешел к холодному, словно хирургическая сталь. Однако, несмотря на ту серьезность, которую принял текущий порядок вещей, Святой Маг явно не торопился применять силу, рассчитывая на то, что девушка сама проявит благоразумие и отправится вместе с ним в совет, не дожидаясь момента, когда здание возьмут в кольцо силы Рунических Рыцарей и ее поведут под руки впереди, у всех на виду. Впрочем, это тоже было совсем не обязательно, ведь при сопротивлении эта девушка вероятнее всего погибнет, не располагая на данный момент своей мощью Святого Мага.

+1

16

Мишель чувствовала себя очень легко. Кажется, загадка всей ее жизни грозила скоро разрешится. Возможно, они даже снова могут подружиться с Люси. Хотя волшебнице не хотелось бы обременять старую подругу, которая о ней ничего не помнит, ненужными связями, в ней теплилась надежда на лучшее развитие событий. И хотелось бы, чтобы оно было лучшим для них обоих. Улыбка не сходила с ее лица, а сама она совсем не соответствовала своему возрасту. То, что копилось в ней для одного человека, наконец вылилось наружу. И тот ребенок, которым она была несколько лет назад, теперь ожил в ней. Время, остановившееся так внезапно, начало безумно ускорять свой ход.
- Я думаю, твой план хорош. Дело в другом. Я не знаю людей, которые бы работали с сознаниями других. Может, это древняя или запрещенная магия. Может, просто редкая. Все-таки стирание памяти – это не простая телепатия или что-то вроде того, - Мишель не хотела сдаваться, но логика и рационализм в ней были живы всегда. Каким бы близким не казался конец, она всегда искала ловушки и подводные камни. Кому-то покажется это плюсом, но каким же мучением эта особенность была для хозяйки.
Последний же вопрос заставил Мишель усмехнуться. Она догадывалась, что для остальных такого путешествия - дикость, но на самом деле – это все равно, что закрыть глаза. Все происходит наяву только для самого мага земли. И происходит быстро.
- Не бойся, ты не увидишь ничего и даже не почувствуешь. В первый же раз ты ничего не поняла? Давай, пошли, - Мишель хотела уже применить заклинание и доставить Люси назад, но потом поняла, что что-то пошло не так. Что-то изменилось. Она почувствовала какую-то жуткую силу. И, во-вторых, внезапно поняла, что пути отступления нет. Осознание второго пришло внезапно, плавно. Как маг земли, она чувствовала любые ее изменения. И то, что пол и стены стали вдруг полны чужой энергией. Инстинктивно сжав руку Люси сильнее, Мишель огляделась в поисках ответов. И они не заставили себя долго ждать. Тот, кто сразу вываливает столько энергии, не будет прятаться в тени.
Он был из Совета. Он был силен. И он был настроен против них. Не будь здесь Люси, Мишель бы тут же начала ругаться на себя за то, что задержалась на месте боя чуть дольше. Не в ее принципах были настолько грубые и прямые столкновения. К тому же, она знала, что стычки между официальными гильдиями караются законом. Можно что-то сломать и уйти под шумок, можно подгадить на задании. Но нельзя врываться и ломать все подряд в доме у врага средь бела дня. Конечно, Феям закон не писан. Именно поэтому обе гильдии угодили в западню. Правда, Мишель надеялась на то, что Совет не узнает. Возможно, кто-то сдал их из своих. Возможно, оба противника слишком шумят. Об этом следовало думать позже. Сейчас же девушка знала, что перед ними – человек из Совета, против которого она вряд ли выстоит долго. И его появление, и речь только подтвердили догадки Мишель насчет этой организации. И раз они угрожают сохранности ее подруги, надо что-то сделать.
- Ты же не будешь сдаваться после всего того, что мы узнали? – Мишель говорила шепотом, надеясь, что у этого парня нет тузов в рукаве по типу магии звука или еще чего. – Они тебя просто так не отпустят, да и спрятать быстро я тебя не смогу. Он заблокировал мне проход, и понадобится время, чтобы снять блок. Я постараюсь не отдать тебя ему просто так.

+2

17

— Откуда столько неуверенности? — блондинка ответила улыбкой на улыбку ново-давней подруги. — Даже если это не только забытая магия, но и никогда не существовавшая, наша гильдия не остановится и изобретёт её. Знаешь, какие они умные, хоть и притворяются драчунами? — на заднем звуковом фоне что-то душераздирающе и крайне многообещающе бахнуло, потом затрещало. «Да, а ещё мы чудесным образом синхронизируем наши слова с действиями».
Но в один миг кое-как склеенный липкой лентой мир умудрился оглушительно развалиться, не оставив после себя и пылинки. Когда внезапно тебя охватывает ступор, а затем тебя бросает в жар и холод одновременно от невероятной магической силы... ужасное чувство. Едва найдя в себе силы обернуться и посмотреть, что или кто одним своим присутствием заставил её пересмотреть планы на вечер, Люси обнаружила неизвестного ей доселе мага, хотя значок на его груди сообщал миру, что перед ней стоит один из членов Совета. «Совет? Здесь и сейчас? О, небо, драка между гильдиями же запрещена, и не посмотрят, кто и на кого напал первым...» Против него драться было не то, что бесполезно, но и категорически опасно. Хотя маг проявил некое подобие дружелюбия и в его движениях читалась напускная небрежность, он мог раздавить их одним кивком головы.
Оспаривать его слова касательно прекращения сражения было так же опасно, сколько и неразумно. Да, Совет не может оставить это всё на поводу у гильдии, и удивительно, что они не пришли раньше... Хартфилия проверила, спрятан ли её кнут, и коснулась сумочки с ключами, словно ища в них поддержки. Ключи отозвались слышным только ей перезвоном магической силы, и слушать приговор синевласого мага было не так страшно. «Со мной всегда есть друзья, и гильдия вместе преодолеет очень многое» — эта мысль придала уверенности, и Заклинательница духов ответила Мишель, уверенно сжав её ладонь. Она не позволит, чтобы их разлучили ещё раз, сколько бы приказов Совета между ними не стояло.
Словно эхо, её уверенность подкрепили слова Эрзы, прозвучавшие будто прямо в голове. Очень странное чувство, но Люси и так, и так не собиралась сражаться, и уж тем более с Мишель, глупости какие. Хотя, видимо, у Советника были свои планы, и Хартфилию вновь бросило то в жар, то в холод, когда взгляд карих глаз столкнулся с холодным, ничего не выражающим взглядом Зигрейна.
— Я кто, простите? Святой маг? Я?!.. — интонации, с которыми были произнесены эти слова, были бы более подходящими на детском утреннике, нежели в данной ситуации. — За что меня хотят арестовать? Я не... — Люси осеклась, услышав шёпот Мишель. Она говорила разумные вещи, и действительно, арест... Осознание пришло не сразу, заставив волшебницу остолбенеть, раскрыв рот. Ни о каком сопротивлении и речи идти не могло, но... арест! Неужели ответное нападение на гамадрила, пытающегося убить твоего согильдийца, карается арестом? Да ещё и разбирательство! За что её будут судить? За ношение микроюбок? Или они хотят выторговать залог за неё у отца? Пожалуй, стоит пойти на поводу у Совета на этот раз, ведь она ничего плохого не могла сделать. Хотя... «Кто знает? Если ты не знала, что у тебя была почти что сестричка, то как можно быть уверенной в том, что ты ничего не совершала?» Пришлось взять себя в руки.
Тронув Мишель за запястье, она улыбнулась ей: — Не волнуйся, я думаю, что это просто ошибка. Если Совет так требует, я подчинюсь, потому что иначе я подставлю свою семью. Гильдию... и тебя,— волшебница обняла свою подругу, боясь, что та увидит слёзы на её глазах, и шепнула: — Найди меня ещё раз, и мы раскроем эту тайну, ладно?
Выпрямившись, Люси выдохнула и подошла к магу, но в последний момент замерла, с широко раскрытыми глазами от ужаснувшей её мысли:
— Мои Звёздные Духи! Если меня арестуют, все контракты будут расторгнуты, и я... Этого нельзя допустить!— она инстинктивно сжала свои ключи, готовясь защищать свою связь с ними ценой собственной жизни.

+1

18

Судя по всему маги и волшебницы, перед которыми предстал молодой член совета, были не совсем довольны его появлением, впрочем, примерно на подобную реакцию и эффект он и рассчитывал, появившись в самый неподходящий момент. Не время для Совета Магов, могли бы закричать они сейчас, если бы не были застигнуты им, что называется, врасплох. Неприятная неожиданность, рушащая их планы, встающая на пути трогательного воссоединения одних и стремления сделать друг из друга отбивную других волшебников. Что не говори, а это часть его работы, которая, если говорить откровенно и на чистоту, нравится ему, несмотря на все его огорчения и разочарования относительно текущей системы власти в магическом сообществе Ишгара. И именно из-за того, что эта часть его долга перед советом ему нравилась, он собирался следовать процедуре ареста. В глазах одной из девушек, которых он так вероломной прервал, он мог увидеть явное желание наброситься на него прямо здесь, что было достаточно глупой затеей, так как он был к ней, в общем-то, готов. И делать это только для того, чтобы ее подруга смогла сбежать, а не ради какой-то более реальной цели, было достаточно самонадеянно и необдуманно, чего он точно не ждал от подопечных и воспитанников, как он мог судить из ситуации, господина Жозе. Хотя, подобное развитие событий было для него достаточно приемлемым, ведь вывод хотя бы одного из сильнейших членов гильдии, которая претендует на первое место в Королевстве Фиор, могло бы быть неплохим началом для осуществления его замыслов. Но это было то, что касалось Элемента Земли, а вот со звездной волшебницей дела обстояли несколько иначе. Ее жизнь была более в руках совета, чем в его собственных, так как волшебников такой силы только полные дураки решили бы оставить без присмотра. Особенно, если учитывать ситуацию с империей на другом континенте, если начнется сражение, то ее сила может понадобиться Совету. И они с большой вероятностью возьмут ее, захочет она того сама или нет.
Однако, активных действий от него так и не потребовалось. Похоже, что звездная волшебница и сама понимала, в отличии от большинства ее друзей, обладающих горячими головами, что сопротивляться в такой ситуации было бы верхом непослушания и последствия этого было бы гораздо более серьезными, нежели ее заключение под стражу, которого, к слову, возможно и не произойдет вовсе.
- Твой арест это особый случай. Святым Магам запрещено участвовать в подобного рода баталиях, ведь это может привести к настоящим катастрофам. Если на сражение магов S-класса Совет еще может закрыть глаза. - Зигрэйн смерил взглядом вторую присутствующую колдунью, которой как раз таки был присвоен этот уровень силы. - То на действия таких как я или ты, он отреагирует незамедлительно. Почти как сейчас.
Синеволосый волшебник протянул вперед руку, как бы приглашая Люси взяться за нее и исчезнуть вместе с ним, переместившись за пределы поля боя, после чего он бы лично доставил ее в совет. Он не видел необходимости в какой-либо осторожности или сдерживании предполагаемой святой, просто потому что знал о ней чуть больше, чем она сама и другие здесь присутствующие. Изучение архивов Совета может дать много знаний и самых неожиданных подробностей.
- Отдай мне свои ключи, они временно будут храниться у Совета, до тех пор, пока не окончатся разбирательства и тебя не выпустят из-под стражи. Контракты не будут расторгнуты, но и воспользоваться ими ты какое-то время не сможешь. - Маг, не переставая, глядел на лицо Люси, чтобы суметь вовремя отреагировать, если она решит совершить какую-либо глупость. Все-таки Святой маг остается собой, даже если его сила чем-то или кем-то ограничена, но больших надежд он на это, как и сказано было выше, не питал, оставаясь относительно расслабленным.
Тем временем наверху все уже закончилось, сражение в главном зале и соседних помещениях было остановлено, а всем раненым и побитым стали оказывать первую помощь целители из Рунических Рыцарей и самих гильдий. Гажил в свою очередь отказался продолжать бой, внемля голосу разума или по каким-то своим причинам, а Натсу был без труда успокоен, читать, как оглушен или вырублен, и, вместе со вторым убийцей драконов, доставлен ко всем остальным посредствам телепортации. Дело осталось лишь за парочкой, укрывшейся в подземелье гильдии.
- Просто отдай мне ключи и возьмись за руку. - Вкрадчиво произнес маг, чтобы у Люси не осталось сомнений в том, что действительно необходимо было сейчас сделать.

+1

19

Вся речь представителя Совета Магов могла бы вызвать у Люси улыбку, если бы не вся суть ситуации. Пусть она и недолго пробыла в «Хвосте Феи», ей легко представилась Мираджейн, или же Эрза на её месте. Конечно, Мишель вносила оригинальности в созданную картину, ибо Хартфилия не имела понятия о тайнах двух первых красавиц гильдии, но тем не менее. Разумеется, святым магам в битве гильдий делать нечего, но при чём тут она?
— У меня нет права на то, чтобы указывать на ошибки Совета, но из меня Святой маг, — Хартфилия невесело улыбнулась, подбирая сравнение. Писательская жилка дала о себе знать совершенно не вовремя. — Да, скажем, как из картофелины — картина на миллион драгоценных. Сравнение было так себе, но и время для шуток давно уже прошло. «Я ничего, решительно ничего не понимаю. Остаётся надеяться на гильдию...» Протянутая рука синевласого волшебника манила, мешая сосредоточиться. Нельзя просто так взять и не послушаться... или нет? «Хватит ли мне дерзости защитить своих друзей, предавая доверие других?» Рука медленно отстёгивала сумочку с Эклиптическими ключами с пояса, предательски дрожа. Интуиция кричала криком, что такого не должно случиться, и что это всё неправда, и что отдавать ключи или же себя Совету — чистой воды помешательство. В какой-то момент ей таки пришла мысль о том, что, может, Совет не ошибся, и если в ней сейчас сидит, аппетитно шелестя булочками, огромный магический потенциал, может, можно было бы попытаться взять, и...
Перед глазами вовремя возник образ её новых, но таких дорогих сердцу товарищей. Зигрейн был прав в одном: Совет отреагирует незамедлительно, стоит ей хотя бы подумать о недобрых намерениях. Напряжение не спадало, и в карих глазах явно читалось неодобрение и презрение. «Если я не успокоюсь, ситуация станет критической» — отведя взгляд в сторону, Люси протянула Зигрейну ключи, и, когда те благополучно перекочевали в его руки, почувствовала себя лишённой этих самых конечностей. Неловко шагая вперёд, будто разучившись это делать, она всё-таки решилась дерзнуть. Она должна что-то сделать для гильдии, которой предстоит отвечать за неё, за её арест. Обвиняющий? Да. Правдивый ли? Совершенно нет. Но, чтобы у неё был кто-то, кто смог бы такое доказать, ей пришлось собраться с духом:
— Прежде, чем мы уйдём, хотелось бы попросить вас оставить «Хвост Феи» в покое. Если вы нашли крайнего, то уже смысла предъявлении претензий к остальным я не вижу. Мишель это тоже касается, тем более, что мы и пальцем друг друга не тронули. Такие дела, — совершенно ненужное, наигранное пожатие плечами, и совершенно мокрая от пота ладонь. Лучшие друзья человека, которому предстоит долгое время остаться одной, будучи в немилости у влиятельнейшего аппарата власти. — Ключи отдала, за руку взялась, о гильдии подумала. Видимо, через это все Святые маги проходят, м? — горький смешок в сторону собеседника, чтобы дать себе самой прочувствовать всю нелепость ситуации. «Прости, мам, кажется, я нескоро смогу написать тебе письмо».

0


Вы здесь » Not the Time for Dragons » Сюжетные эпизоды » [Phantoms of the Past] Best Rivals